Татьяна_Кузнецова (tatianayelkina) wrote,
Татьяна_Кузнецова
tatianayelkina

Category:

О "кровавом режиме" и революционерах

Граф Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов личностью был неординарной, всего в нём было вдоволь – гордыни непомерной, талантлив чрезвычайно, вольнодумец... и «с чудинкой».
Род Дмитриевых-Мамонов вёл свою историю ещё от Рюриковичей. Одна из богатейших фамилий в России. Его дед М.В.Мамонов и генерал А.А.Загряжский были женаты на родных сёстрах (Боборыкиных), а Загряжский приходился двоюродным братом матери Г.А.Потёмкина. Вот как раз Потёмкин-то и позаботился, чтобы Екатерина II во время его отлучек не скучала, и предоставил представил ей своего очень дальнего родственника – молодого красивого Александра Матвеевича (отца нашего главного героя).
Став фаворитом императрицы, Александр Матвеевич сделал блестящую карьеру. Но… его угораздило влюбиться во фрейлину Екатерины княжну Дарью Щербатову.

     

20 июня 1789 года в «Дневнике» статс-секретаря Храповицкого записано следующее:
«…перед вечерним выходом сама её величество изволила обручить графа А. М. Мамонова с княжной Щербатовой; они, стоя на коленях, просили прощения и прощены».
Жениху пожаловано 2250 душ крестьян и 100 000 рублей и приказано на другой же день после свадьбы выехать из Петербурга. Вместе с ними уехала фрейлина Шкурина, которая помогала влюбленным.
Больше вернуться в Петербург ему разрешено не было.
А в те времена, когда Александр Мамонов был ещё в фаворе, Екатерина II подарила ему имение в Дубровицах, принадлежавшее когда-то Голицыным, затем Потёмкину, и, наконец, выкупленное царицей для молодого фаворита. Это имение сыграет определённую роль в истории нашего героя.

Итак, сын – Матвей Александрович Дмитриев-Мамонов.
Был одним из богатейших землевладельцев России (в 1860 году владел 90 тысяч десятин земли в 10 губерниях и 29 уездах, 15 тысяч душ крестьян мужского пола, более чем 200 тысяч рублей в билетах Государственного банка, драгоценностями на сумму свыше 200 тысяч рублей, недвижимостью в Москве и Петербурге и др.)
В Москве графу принадлежали дом в Мамоновом переулке, а также с 1825 года дом на Покровском бульваре:


DSC06500.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC06502.JPG © danatapochkina.iMGSRC.RU


DSC06508.jpg © danatapochkina.iMGSRC.RU

Занимался науками, писал стихи, увлёкся масонством. В начале Отечественной войны 1812 года выступил перед московским дворянством с патриотической речью, которая произвела на общество огромное впечатление. Текст этой речи не сохранился, хотя Пушкин и назвал её позднее «бессмертной». Мамонов предложил правительству употребить все свои доходы на военные нужды, оставив для себя лишь по 10 тысяч рублей ежегодно, и заявил, что готов мобилизовать своих крестьян. Император поблагодарил его за такое рвение, предложив графу сформировать на собственный счёт кавалерийский полк в составе Московского ополчения.
Вступил в Московское ополчение, участвовал в Бородинском, Тарутинском и Малоярославецком сражениях. Проявил невероятную храбрость, был награждён золотою саблею «За храбрость».

                   

Однако с полком всё не слава богу вышло. Во время французского похода так весело покутили ребята, что подрались со своими же союзниками – австрийцами, а заодно сожгли целый населённый пункт в Германии.
В 1814-ом полк был расформирован. Мамонов так обиделся, что написал Александру I резкое письмо. Граф вообще слишком много болтал, говорил без тормозов всё, что думает, не особенно выбирая выражения.

Ещё в 1812 году организовал Орден русских рыцарей, первоначально чисто масонский, но в 1814—1815 годах под влиянием М.Ф.Орлова превратившийся в одну из первых преддекабристских организаций. Составил программные документы ордена, в 1816 году отпечатал в типографии Московской медико-хирургической академии брошюру «Краткие наставления русским рыцарям», тиражом 25 экземпляров (на франц.языке; сохранилась копия русского оригинала). Конституционные проекты Мамонова были опубликованы в 1906 году А.К.Бороздиным. Они включали отмену крепостного права, превращение России в аристократическую республику с двухпалатным парламентом (наследственная палата пэров и палата депутатов). Одной из целей ордена было «лишение иноземцев всякого влияния на дела государственные» и «конечное падение, а если возможно, смерть иноземцев, государственные посты занимающих». Иноземцем же «перестаёт почитаться в ордене правнук иноземца, коего все предки, от прадеда до отца были греко-российского вероисповедания, служили престолу российскому и в подданстве пребывали, не отлучаясь из России». Это положение было прямо направлено против Александра I, который по мнению Мамонова (параграф 53 «Статутов» ордена) был иноземцем, так как являлся внуком голштинца Петра III, и к тому же часто выезжал из России. Средством осуществления преобразований граф полагал военный переворот.

Вернувшись в 1817 году из-за границы, заперся в своём подмосковном имении Дубровицы, где и прожил до 1823 года почти безвыездно, лишь изредка наведываясь в Москву:
«В течение нескольких лет он не видал никого даже из прислуги своей. Всё для него потребное выставлялось в особой комнате; в неё передавал он и письменные свои приказания. В спальной его были развешены по стенам странные картины кабалистического, а частью порнографического соблазнительного, содержания». Демонстративно отпустил бороду и носил «русский костюм».
При этом Мамонов продолжал поддерживать отношения с членами тайных обществ, а М.Ф.Орлов несколько раз навещал его в имении. Это вызвало беспокойство властей, подогретое доносами М.К.Грибовского о деятельности тайных обществ, а потому граф с начала 1820-х состоял под тайным надзором.
Демонстрируя собственную независимость, выстроил в своём имении Дубровицы, у слияния Десны и Пахры, в 35 верстах от Москвы, настоящую крепость с пушками и ротой солдат из собственных крестьян. Выказывая презрение к Романовым и «ничтожество» их прав на престол, хранил у себя знамя князя Д.М.Пожарского и окровавленную рубашку царевича Дмитрия Ивановича — своего рода символ династии Рюриковичей.
Усадьба Дубровицы, где затворником жил граф Мамонов:
(Фото 2008 года, уж не взыщите)









В своих мемуарах он писал:
«Мы происходим по прямой линии от Владимира Мономаха, и по мужской, а не по женской, как Романовы — мнимые родственники наших государей, которые совсем не Романовы, а происходят от голштинцев».
В 1823 году у графа умер камердинер и был нанят новый, из вольных людей, мещанин Никанор Афанасьев, бывший крепостной человек князя П.М.Волконского, начальника Главного штаба и одного из руководителей политического сыска, на чьё имя и поступил в марте 1822 года донос Грибовского. В доносе этом сообщалось о неожиданной активизации «полагавшегося давно исчезнувшим» Ордена Русских рыцарей и прямо называлось имя Мамонова.
Мамонов, подозревая в слуге правительственного агента, приказал его высечь. Пострадавший явился в Москву к военному губернатору князю Д.В.Голицыну. Тот немедленно направил в Дубровицы своего адъютанта, а когда Мамонов его прогнал, в село явились жандармы и отряд солдат, которые и арестовали графа.
Граф так долго напрашивался, что в конце концов по высочайшему повелению был подвергнут домашнему аресту в своём московском доме в Мамоновом переулке (в 1830 г. продан под размещение глазной больницы):


(Фото отсюда)

Уж слишком смело и необдуманно шёл граф навстречу своей судьбе. Когда ему писали в письме «милостивый государь мой», он написал в ответ «милостивый государь мой, мой, мой, мой» на пяти строчках. То есть, не понимал, как это его могли назвать «мой» – чья-то собственность. Сатиру графа не оценили.
На угрозу Д. В. Голицына назначить над ним опеку граф ответил гневным письмом, в котором, в частности, заявил:
«… вы надо мною опеки учредить не можете и не смеете, ибо я не малолетний и не сумасшедший, что крепостных людей, которые у меня в доме, я не перестану наказывать телесно, когда по усмотрению моему окажутся они того достойными: ибо право наказывать крепостных людей палками неразрывно сопряжено с политическим и частным домостроительством Российского государства, что это право передано нам от предков наших.
(…) Ваше сиятельство, как гражданин совершеннолетний, должны знать, что вам не дано грозить совершеннолетнему гражданину и вельможе Империи и как бы вы смели писать это мне, к человеку, который предшествует вам по всему на свете, кроме по табели о рангах!»
В ходе декабрьских событий 1825 года граф, содержавшийся в Москве пока ещё в качестве поднадзорного, а не душевнобольного, отказался присягать императору Николаю I и признавать законность его режима. После этого к нему начали применять методы жестокого принудительного лечения, ставившие целью или добиться покаяния, или довести арестованного до сумасшествия. Родственник графа и один из его последних опекунов Н. А. Дмитриев-Мамонов пишет, что «первое время с ним обращались строго и даже жестоко, чему служат доказательством горячешные рубашки и бинты, которыми его привязывали к постели, найденные мною тридцать лет спустя в его гардеробе», а П.Кичеев добавляет, что «лечение началось обливанием головы холодной водою, что, конечно, приводило графа в исступление».

Графу назначают опекунство. Опекуны сменяются, чуть ли не семь опекунов сменилось – одной из опекунш была его родная сестра – и та успела его ограбить. И мебель, и какие-то векселя своровала у него, хотя опекуны получали 5% от общего оборота. Каждый следующий опекун жаловался на текущего с тем, чтобы стать самому опекуном. А сестра, кстати, умерла раньше, чем умер сам Мамонов. В итоге его из этого дома перевозят на Воробьевы горы…
С 1830 года Мамонова содержали в строгой изоляции в подмосковной усадьбе Васильевское на Воробьевых горах, специально для этой цели купленной у князя Юсупова. Имение это, вследствие длительного там пребывания графа Мамонова, получило у москвичей прозвание «Мамоновской дачи». «Лечение» и издевательства тюремщиков сделали своё дело: люди, встречавшиеся с графом в 1840—1860-е, запомнили его уже безумцем, одержимым маниями преследования и величия.


Мамонова дача в 1913 году. (Фото отсюда)

Однако при этом, говорят, на Мамоновой даче он устроил школу для крестьянских детей. Никого не хотел видеть, кроме крестьян и этих детей, которых сажал за стол… К одному мальчику, сыну кучера, так привязался, и, говорят, как раз это обстоятельство могло сподвигнуть его к тому, что произошло. Мальчик умер, а граф, будучи в сильном отчаянии, облил себя одеколоном и поджёг. (В других источниках говорят, что это произошло случайно). Было это в 1863 году.
Графа похоронили на Донском кладбище, и сейчас прямо при входе в Донской монастырь можно увидеть справа от главного собора высокую колонну, там захоронение Дмитриевых-Мамоновых, и прямо его надгробие – Матвея Дмитриева-Мамонова.

В настоящее время на территории Мамоновой дачи на Воробьёвых горах продолжает работать Институт химической физики РАН. С 1990 года он носит имя своего основателя Николая Семёнова. На стенах института висят мемориальные доски учёным Петру Капице и Льву Ландау.
Согласно постановлению Правительства Москвы от 3 февраля 2009 года парковый комплекс «Усадьба Дмитриева-Мамонова» носит статус объекта культурного наследия регионального значения. Однако в настоящее время главное здание усадьбы находится в неудовлетворительном состоянии и продолжает разрушаться. Территория бывшего имения закрыта для посещения посторонними и тщательно охраняется, посетителям доступна только нижняя часть парка, находящаяся в ведении города. На территории парка сохранились липовые аллеи, ясени, тополя, клёны, посаженные при Дмитриеве-Мамонове, а также старинный пруд с островом посреди пейзажной части. Форма и расположение некоторых аллей остались теми же, что и в XIX веке.

В Мамоновском переулке, в том самом здании Глазной больницы мне когда-то давно довелось побывать. Повредила на даче глаз веткой малины. До Москвы мы дотянули, а дальше муж повёз меня сразу в ту самую больницу. Ничего интересного там от интерьеров не осталось, больница, как больница. Правда, мне тогда и вовсе не до интерьеров было.

Любители мистики рассказывают, что люди видели приведение графа в здании глазной больницы и на Покровском бульваре. А в Дубровицах, говорят, охранники отказываются дежурить по ночам – там то зеркало лопнет, то паркет трещит ночью.
       
Tags: Бульвары, Воробьёвы горы, Дубровицы, Люди, Москва, Памятники истории, Прогулки, Судьба, Тверская
Subscribe

  • Ясная поляна

    Дорога в Тулу живописна. DSC04847.jpg © tatianayelkina.iMGSRC.RU Территория усадьбы громадная, но простая. Здесь нет пафоса, часто…

  • Горки Ленинские

    Для подавляющего большинства наших граждан Горки Ленинские - это Ленин. Хочу одних разочаровать, других порадовать - прежде всего это старинная…

  • Истра. Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь

    В Истру, как правило, едут ради Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Любоваться там красотой и гармонией можно долго. У меня сохранились…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

  • Ясная поляна

    Дорога в Тулу живописна. DSC04847.jpg © tatianayelkina.iMGSRC.RU Территория усадьбы громадная, но простая. Здесь нет пафоса, часто…

  • Горки Ленинские

    Для подавляющего большинства наших граждан Горки Ленинские - это Ленин. Хочу одних разочаровать, других порадовать - прежде всего это старинная…

  • Истра. Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь

    В Истру, как правило, едут ради Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Любоваться там красотой и гармонией можно долго. У меня сохранились…