Татьяна_Кузнецова (tatianayelkina) wrote,
Татьяна_Кузнецова
tatianayelkina

Category:

Прошлые жизни

Занесли меня пути-дорожки в район Семёновской. Шла по скверу и вспомнила свою позапрошлую жизнь.

Рядом НИИ, в котором я проработала много лет. Собственно, вся юность связана с этими местами, кажется, целая эпоха для меня прошла тут.



Помню, однажды сидела я на лавочке в этом скверике и горько рыдала от несчастной любви. Прошло время и я забыла об этом человеке. Совсем забыла. Так, что за всю последующую жизнь вспомнила о факте его существования всего-то несколько раз, и то в контексте. Бог мой! знала бы юность, сколько ненужных, лишних эмоций тратится не туда и возникает не о том.


А там, через дорогу, в переулках, управление, в котором работала моя мама. Я иногда бывала у нее на работе, знала многих ее сотрудников, впрочем, некоторые из них бывали и у нас в доме. Теперь я езжу на дачу, где почти вся улица из маминых бывших сослуживцев.

Недалеко и Преображенское кладбище, где похоронен мой папа. Впереди Немецкое кладбище (я так и не научилась называть его Введенским), где упокоилась моя мама.


Вот и мой институт. Вход, дальше проходная, охрана с турникетами, справа бюро пропусков, слева отдел кадров. Так было когда-то. Там, наверху, окна нашей лаборатории. А здесь внизу на первом этаже  столовая, она была очень большая, светлая, с большими, как теперь говорят, панорамными окнами и тюлевыми занавесками.

Ещё на первом этаже был актовый зал, вычислительный центр, медпункт с врачом-терапевтом, кабинетами гинеколога и стоматолога, и была даже комната гигиены с редким по тем временам предметом - бидэ. В актовом зале проводили не только собрания, приуроченные к революционным праздникам и прочим годовщинам, но иногда приглашали артистов и устраивали праздничные концерты.


Как много жизни, событий, людей вокруг меня было тогда!

А вот в этом доме жила девчонка из нашей лаборатории. Ох, и оторва же была. Долго она у нас не задержалась, что с ней стало, не знаю, но пролетела через лабораторию как комета, оставив яркий след.

А в этом доме жила Маша - веселая, приветливая женщина - монтажница с участка печатных плат, командир нашей санитарной дружины.

А там были дома где жил наш начальник и еще несколько знакомых мне человек. Но домов больше нет, их снесли и построили новый жилой квартал.

У нас была большая веселая компания. Кто-то жил недалеко от института, кто-то ездил с разных концов города и окрестностей. Работали у нас выпускники и студенты-вечерники физфака МГУ, Иститута Связи, МИРЭА.
Из той жизни у меня осталась одна подруга, с которой мы общаемся по сей день. Хотя проработали вместе всего лет пять, она училась в Экономико-статистическом и по окончании учебы сначала перешла к экономистам, а потом и вовсе ушла в министерство.

Витя жил в громадной и густонаселенной коммуналке на Тверском бульваре рядом с ТАССом. После того, как жизнь раскидала, мы какое-то время еще продолжали общаться. Помнится, приходили уже с мужем переписывать с касеты на касету музыку, кажется, это был Led zeppelin. В начале 90-ых на его дом положил глаз кто-то из нуворишей, квартиры стали активно расслелять по окраинам. Он с семьей долго держался, все жильцы разъехались, они уже остались одни в доме, ехать на окраину отказались. В подъезде пытались устроить пожар. Но в общем, обходились с ними по тем беспредельным временам деликатно - ни электричество, ни воду не отключали, к батарее не приковывали и утюги на живот не ставили. А потом моя собственная жизнь так закрутилась, что связь оборвалась, что стало с ними дальше, не знаю.

Юрка ездил из Железнодорожного, я тогда только слово “Железка” слышала, где это и что это, не очень ясно себе представляла, этот почти пригород казался мне краем географии. И кто бы мог подумать тогда, что судьба забросит меня именно на этот географический край. Живет ли он еще в Железке, нет ли - неизвестно. Да и жив ли?

Олег, которого все звали Аликом и никак иначе, верста коломенская, редкостный гуляка и балбес. Понемногу фарцевал, через него можно было добыть японский зонтик стоимостью в пол моей зарплаты, фирменные джинсы и прочие западные ништяки.

Боря с подпольной кличкой Борюсик. Маленький, плюгавенький, вечно в стоптанных нечищенных ботинках, был пожизненным мальчиком для битья нашего шефа. Женился, когда ему было уже хорошо за 30. Когда родился ребенок, рассказывал, что жена моет с мылом плечики для одежды. Мы дружно хохотали: "А шнурки она не гладит?" По его рассказам получалось что-то около того.

Ленка выскочила замуж раньше всех, родила дочку и в конце концов вылетела из института с третьего курса. Ее муж переспал, кажется, со всеми ее подругами, и вообще имел все, что движется и даётся.

Сашка с круглым лицом и кучерявой рыжей бородой был всехний друг и большой знаток анекдотов. В 90-ые, говорят, уехал с женой и ребенком в Израиль.

Другой Сашка жил в пределах пешей досягаемости до родного НИИ. Мы с ним иногда ходили вместе после работы - он домой к семье, я на учебу в институт (время окончания работы и время начала занятий позволяло погулять). Как же он много болтал! Называл меня прифранцуженной женщиной. А его жена пекла удивительно вкусные хачапури. Мы были просто хорошими добрыми друзьями. Часто шли через Немецкое кладбище, и кто бы мог тогда подумать, что спустя много лет я буду приезжать сюда на могилку родного человека. Воистину - пути Господни неисповедимы.

Андрей ездил то ли из Бескудниково, то ли из Лианозово. Как я была зла на него! Была уже замужем, уже был ребенок, а этот урод не придумал ничего лучшего, как рассказывать моему мужу (мы же все знали жен, мужей друг друга, все дружили и общались), о том, как он влюблен в меня (кстати, я об этом не знала). Мы тогда с мужем чуть не поругались из-за этого коз… человека.


Тоня работала чертежницей в КБ. Она не была длинноногой красавицей, но у нее были совершенно удивительные зелёные глаза, темные, красивые, всегда аккуратно уложенные, волосы, смешливая, фигурка необыкновенно ладненькая, конфетка, а не девочка. Сейчас такую назвали бы секси. Она полностью одевала себя - шила и вязала так, что фарца с заграничными шмотками нервно курила в сторонке. На праздники приносила торты собственного приготовления. Но с личной жизнью у нее что-то не ладилось. Не знаю почему. Правда, одна причина точно была - у нее были старенькие родители, которые нуждались в помощи, и совершенно слепой старший брат.


А в этом доме жила женщина от конструкторов. У нее была дочка-даун, она вечно рвалась между работой и домом. Как же ее звали…. уже не помню имени. Однажды, по какому-то поводу мы с девчонками заходили к ней домой. Было ей в ту пору лет, наверное, 40, она была совершенно седая и выглядела очень старой. Мы все очень сочувствовали ей. А она никогда не унывала.

Как-то однажды много лет спустя, уже в “новые времена”, будучи в тех краях, встретила я Ленку из соседней лаборатории. Она узнала меня, я ее с трудом. Какая была девчонка! Ах! Пол институтского мужского населения молча страдало по ней. И вдруг… потертая одежонка, сама вся какая-то дешевая, потертая, потухшая, поникшая……. никакая.


Множество знакомых людей, множество судеб, событий, некоторые имена стерлись из памяти, остались только образы ...


Потом на самом излете СССР я получила квартиру от института. И оказалась в одном доме с сотрудниками. Через два года я уволилась, но люди из той жизни еще много лет были рядом. Дружили мы домами семьями с двумя парами моих бывших коллег. Ирка с Игорем работали у заказчиков, Гена - в другой лаборатории. Дружили, ходили вместе на родительские собрания, бегали друг к другу в гости, вместе отмечали праздники, вырастили детей.

И на этом закончилась еще одна моя жизнь. И все те люди остались там, в прошлом.

я


Шла я по скверу, вспоминала, и казалось, что все это было не со мной. Или вовсе ничего этого не было … так, игра воображения, жизнь, нарисованная в голове.
А что же тогда было?

Странная штука память.


Tags: Друзья, Личное, Молодость, Память, Прошлое, Рассказ, СССР, Я
Subscribe

  • Экспериментально-эстетически-настроенческое

    Когда обычные картинки наскучили и настроение так себе-бывало и получше, наши руки не для скуки. Поскольку на фотохостинг зайти, не знаю почему, не…

  • Дачные истории

    Мои свёкор и свекровь получили когда-то участок под Нарофоминском. Построили маленький садовый домик, который в будущем должен был…

  • В Москве лето. И еще немного чепухи

    Есть у меня одна родственница, которая как бЭ всех любит и от всей души стремится помогать больным, несчастным и попавшим в беду. Чтобы помощь…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Экспериментально-эстетически-настроенческое

    Когда обычные картинки наскучили и настроение так себе-бывало и получше, наши руки не для скуки. Поскольку на фотохостинг зайти, не знаю почему, не…

  • Дачные истории

    Мои свёкор и свекровь получили когда-то участок под Нарофоминском. Построили маленький садовый домик, который в будущем должен был…

  • В Москве лето. И еще немного чепухи

    Есть у меня одна родственница, которая как бЭ всех любит и от всей души стремится помогать больным, несчастным и попавшим в беду. Чтобы помощь…